OOPS. Your Flash player is missing or outdated.Click here to update your player so you can see this content.
You are here: Главная Отделы церкви Отдел Субботней школы Урок субботней школы № 9. От осквернения — к очищению
Урок субботней школы № 9. От осквернения — к очищению Печать E-mail
Автор: Павел Луговой   
21.02.2020 17:14

Урок субботней школы № 9. От осквернения — к очищению

Второй вариант проведения урока Субботней школы

Третий вариант проведения урока Субботней школы

Памятный стих: «И сказал мне: “на две тысячи триста вечеров и утр; и тогда святилище очистится”» (Дан.8.14).


Введение: Восьмая глава книги Даниила затрагивает несколько идей: идет описание царств в виде зверей и небольшого рога, затем идет описание вопроса суда и времени его начала, и поднимается вопрос очищения святилища.

Основная тема 8-й главы книги Даниила — небесный День искупления. По этой причине в качестве символов, представляющих мировые империи, используются овен и козел — животные, упоминаемые в еврейском святилище только в День искупления.

1. Звери 8 главы Даниила.

- Какие мировые силы в виде зверей были показаны в видении пророку Даниилу?
Дан.8.1-12,20-25.
• Овен – Мидо-Персия.
• Козел – Греция.
• 4 рога – распад Греции на 4 части после смерти Александра Македонского.
• Небольшой рог – возникновение политического, а затем и религиозного Рима.
В этой части беседы стоит обратить внимание на несколько важнейших моментов в этом тексте.
Первое: по 9 стиху вопрос: откуда рос малый рог?
Сегодня есть несколько версий, но мы посмотрим на то, что соответствует Библии и истории.
Империя Александра Македонского распалась после его смерти на 4 (как и говорит нам пророчество Даниила), но рог вышел не из четырех ЦАРСТВ, а от четырех ВЕТРОВ небесных.
А теперь нужно смотреть по карте вектор распространения влияния этого небольшого рога.
Текст говорит нам: «чрезвычайно разросся к югу и к востоку и к прекрасной стране».
Этот рог мог возникнуть ТОЛЬКО в Риме.
Война за Италию.
260-290 гг. до н.э. - война за Сицилию.
146 г. до н.э. - Карфаген.
146 г.до н.э. - Македония.
146 г.до н.э. - Греция.
64 г.до н.э. - Сирия.
63 г.до н.э. - Иерусалим.
30 г.до н.э. - Египет.
Т.е. малый рог указывает только на Рим (сначала на языческий, а затем на папский).
Рим языческий воюет против буквального Израиля, убивает Вождя (Христа), и воюет против буквального святилища.
(см. карту)


Второе: вопрос «отнятие жертвы» у Бога 11 ст.
Сразу нужно подчеркнуть, что ОТНЯТИЕ ЖЕРТВЫ – это процесс не одного дня.
Произошло в Иерусалиме.
165 г. до н.э.- Епифан.
31 г. - смерть Христа.
70 г. - разрушение Иерусалима.
508 г. - на земле создана альтернативная система служения и отняла внимание людей от небесного святилища – но это уже в Риме.
- Как это видно?
Евр.9.23.
Давайте посмотрим как этот текст комментирует Лопухин на Евр.9.23.
• «Св. Златоуст по этому поводу рассуждает: «Как сии (т.е. ветхозаветние установления) – образы небесных? И что они называются ныне небесными? Не небо ли? Не Ангелов ли? Нет, но наши священнодействия. Наши (священнодействия) на небесах и небесны, хотя совершаются на земле. Так и Ангелы бывают на земле, но называются небесными; и херувимы являлись на земле, но они небесны. Что я говорю: являлись? Они пребывают на земле, как бы в раю – и, однако, при всем том, они небесны…»

2. Осквернение святилища.

- Как «осквернялось» святилище в самой сути?
Перед тем как углубиться в этот вопрос, нам необходимо выяснить о каких жертвах, совершаемых во святилище повествует Библия. Небольшой экскурс в эту тему:
Духовные потребности израильтян удовлетворялись преимущественно через служение жертвоприношения, которое позволяло им выражать преданность и любовь к Богу, свои глубочайшие чувства и нужды. Каждая жертва имела свое конкретное предназначение.
Всесожжение (евр. олах, «восходящее приношение») полностью сжигалось на жертвеннике. Приносивший его человек возлагал руку на голову жертвы (Лев.1.4) и готовил животное к тому, чтобы священник выполнил над ним кровный обряд и возложил его на жертвенник. Эта жертва могла быть исполнением обета или добровольным приношением (Лев.22.17–19). Оно было выражением поклонения, благодарения, радости и полной преданности приносящего жертву Богу. Поскольку человек постоянно нуждался в прощении, всесожжение было также выражением искупления.
Мирная жертва (шеламим, «жертва мира/благополучия») была добровольной жертвой, приносимой в знак благодарности, по обету или как добровольное приношение (Лев.7.11–18). Это жертвоприношение было радостным событием (см. 1Цар.11.14-15; 3Цар.8.63) и служило укреплению отношений завета через общение с Богом и другими израильтянами (Втор.27.7). Большая часть мяса отдавалась приносящему жертву, который съедал ее перед Господом со своей семьей и друзьями (Лев.7.15). Часть мяса отдавалась священнику (стихи 32–34). Возложение рук и кровный обряд указывают на то, что эта жертва также выполняла искупительную функцию (Иез.45.15,17).
Жертва за грех была призвана снять грех с человека. Одна ее разновидность приносилась, когда священник или общество совершали непреднамеренный грех (Лев.4.1-21), а другая — когда непреднамеренно согрешал кто–либо из народа (стихи 27–31). В каждом случае процедура немного менялась. Когда священник приносил жертву, ее кровью кропили внутри скинии, и какая–то ее часть возлагалась на роги жертвенника курения. Остальная кровь выливалась у подножия жертвенника всесожжении, и тело животного сжигалось за пределами святилища. Если жертву приносил кто–либо из народа, часть крови возлагалась на роги жертвенника всесожжения, а остальная выливалась у его подножия. Часть мяса жертвы съедалась священником. Эта жертва служила искуплением от любого непреднамеренного нарушения закона завета.
Согласно Лев.5.1-6, эта жертва также приносилась для искупления сознательного нарушения Божьей воли, ибо перечисленные грехи являются преднамеренными. (Фраза «не знал того» может также переводиться «сокрыл это» [стихи 2, 4]). Преднамеренный грех не находился за рамками искупительного предназначения жертвенной системы. Не прощались только своевольные и высокомерные грехи, потому что в этом случае человек полностью разрывал отношения с Господом (Чис.15.30). Таким образом, жертва за грех была искуплением за непреднамеренные грехи, из–за которых человек осквернялся в нравственном, этическом или обрядовом смысле. Она также очищала от умышленных грехов в том случае, когда человек был готов сознаться в нехорошем поступке, грехе или нечистоте. Эта жертва решала проблему нравственной и обрядовой нечистоты.
Жертва повинности освобождала человека от вины перед Господом, связанной с непредумышленным, но незаконным присвоением святыни, а также с подозрениями в грехе (Лев.5.15,17; Чис.6.12). Господь позволял грешнику принести жертву повинности, чтобы восстановить внутренний мир. Жертва повинности также требовалась для искупления непреднамеренного греха незаконного присвоения чьей–то собственности и отрицания этого (Чис.5.5-8), а также в случае сексуального контакта с обрученной рабыней (Лев.19.20-22). Помимо жертвы по возможности нужно было возместить ущерб и выплатить компенсацию. Эта жертва приносилась так же, как и жертва за грех (Лев.7.7). Единственная разница заключалась в том, что ее кровью нужно было «кропить на жертвенник со всех сторон» (стих 2), но кровь не возлагалась на роги. Посредством этой жертвы совершалось искупление кающегося грешника (Лев.5.18).
Хлебная жертва была бескровной. Термин минха, который переводится как «хлебная жертва», означает «подарок, дань». Эта жертва сопровождала все всесожжения и мирные жертвы и состояла из зерен пшеницы или муки, масла и фимиама (Чис.15.3-11). Возлияние, которое изготавливалось из винограда, выливалось у подножия жертвенника всесожжения. Будучи приношением от плодов земли, минха была признанием милостивой заботы Бога. Она также могла выражать желание человека сохранить с Господом взаимоотношения завета (Лев.2.13).
Различные жертвы указывают на то, что система жертвоприношений решала все духовные нужды Израиля. Некоторые из них были преимущественно искупительными. К ним относятся жертвы за грех и жертвы повинности. Другие жертвы не были санкционированы на искуплении, хотя также совершали искупление человека (например, различные виды мирных жертв). Любовь к Богу, посвящение, благодарение, радость, преданность, общение, братские чувства, верность завету, искупление и многое другое — все это выражалось посредством жертвоприношений. Тот факт, что любая жертва включала элемент искупления, говорит о том, что без него никакие людские дары не могли быть приняты Господом. Богословская глубина израильской системы жертвоприношений символически указывала на бесконечную ценность и действенность жертвенной смерти Христа.
Святилище евреи оскверняли разными путями:
• Путем внесения в него исповеданных грехов людей, с целью искупления (Лев.16.16,19,30).
• Посредством недозволенного прикосновения или присутствия церемониально нечистого человека (Лев.20.3; Числ.19.20; Иез.23.37-38; Деян.21.28).
• Когда израильтяне поставляли идолов или чужие жертвенники, или чужой огонь в храме Божьем (Чис.3.4; 26.62; Иер.32.34-36; 2Кор.6.16; Иер.7.30; Лев.10.1-6).
• Посредством грабежа или разорения святилища Божьего чужеземными армиями (2Пар.36.18-19; Пс.73.6-7; 78.1).
- А теперь самое главное в нашем вопросе: как через эти жертвы осквернялось святилище?
• В нашем случае речь идет о первом виде осквернения святилища, когда грех образно говоря переходил с человека на животного, эта кровь вносилась во святилище и так каждый раз и целый год, причем за каждого грешника, который желал решить вопрос со своей совестью и Богом. Эта жертва так и называлась жертвой тамид (ивр. תמיד).


- Как это происходит на небе?
• Каждый грех записывается и фиксируется на небе в особых книгах (в прошлом уроке об этом говорили).
• Таким образом, ВСЕ грехи как бы аккумулируются в святилище в виде этих записей.
• И весь этот реестр, всех грехов людей накапливаясь – оскверняет небесное святилище.

3. Очищение святилища.

Служение, которое в этот день проводилось в Храме, подразделялось на три вида.
Первый — это те жертвоприношения, которые делаются и в любой другой день: два ягненка, приносимых в постоянную жертву, утром и после полудня.
Второй — дополнительные жертвы этого дня, то есть, «один бык, один баран, ягнят годовалых беспорочных — семь, и один козел в жертву хатат (жертва за грех)».
Если Йом Кипур выпал на субботу (шабат), приносились также дополнительные жертвы шабата: два ягненка вместе с их хлебными приношениями и винными возлияниями.
А третий вид — это особое служение, предназначенное для искупления и прощения. Это — бык, приносимый в жертву хатат (жертва за грех), баран первосвященника, приносимый в жертву ола (жертва всесожения), два козла общинной жертвы искупления, из которых один приносился в жертву хатат (жертва за грех), а другой отсылался «в скалистую местность, в пустыню», и баран в жертву ола (жертва всесожения).
- Как освящалось святилище на земле? (подробно в Левит 16 главе)
• Образно говоря первосвященник, входил во святилище с кровью козла для Господа все окроплял и символически этой кровью «очищал» все во святилище (брал на себя эти скопившиеся грехи).
• Выходил со святилища и «возлагая руки» на голову козла отпущения (символ сатаны) перекладывал их на него, как на виновника, подстрекателя, инициатора этих грехов.
• И этого козла отводили в пустыню, где он навсегда пропадал.
• После этого первосвященник очищал каждый предмет как во святилище, так и во дворе святилища.
• И когда ВСЕ было очищено, он переодевался, и, выходя к народу, благословлял его.


- Как это происходит на небе?
• Во время небесного суда вновь достаются книги с записями всех грехов тех людей, которые считали, что они верующие.
• Открываются записи этих грехов, и если человек в конкретном грехе раскаивался и Христос, как Адвокат это подтверждает, то эта запись аннулируется, но этот грех, образно говоря теперь переходит на Христа, как Первосвященника.
• Т.е. святилище очищается.
• Но окончательно оно очистится только тогда, когда Первосвященник «переложит» вину на инициатора всех грехов – сатану и он будет уничтожен.
• Но сам процесс очищения небесного святилища с наступлением суда уже происходит.
- Почему в центре борьбы добра и зла является святилище?
• Это единственное место, где НЕЙТРАЛИЗУЕТСЯ ГРЕХ и СПАСАЕТСЯ ЧЕЛОВЕК.

4. Когда и как это будет?

- Давайте сначала попробуем ответить на вопрос: КОГДА это будет?
Дан.8.13-14,26. Дан.9.23,25.
Библия очень определенно говорит нам о том, что точка отсчета – это указ о восстановлении Иерусалима.
История говорит нам о 4 указах:
• 1-й указ Кира в 538 г. до Н.Э. (Ездры 1.1. Первое возвращение евреев)
• 2-й указ Дария 1 (Гистасп)  520-516 гг. до Н.Э. (Ездра 6.1-12. Строится храм)
• 3-й указ Артарксеркса (Долгорукий)  457 г. до Н.Э. (Ездра 7.8. Второе возвращение евреев)
• 4-й указ Артарксеркса 444 г. до Н.Э. (Ездра 4.7-11. Неемия 1-2 главы)
Дело в том, что 1-2 указ имели отношение к храму, а 3-4 указы имели отношение уже к городу, народу и государству в целом.
Самое лучшее в этих расчетах прийти к отправной точке с точной даты известной всем историкам. «В пятнадцатый же год правления Тиверия кесаря, когда Понтий Пилат начальствовал в Иудее, Ирод был четвертовластником в Галилее, Филипп, брат его, четвертовластником в Итурее и Трахонитской области, а Лисаний четвертовластником в Авилинее.» Луки 3.1. Это время начала общественного служения Христа и просто возвращаемся назад на 483 года или 69 седьмин, как писал Даниил и у нас есть точка отсчета из 4 указов это третий указ 457 год.
• Т.е. в этом году (457 г. до н.э.) начался отсчет 2300 вечеров и утр (лет) как точка отсчета следственного суда, который начался по скрупулезным исследованиям евреев-караитов 22 октября 1844 года.
- Попробуем ответить на вопрос: КАК это будет происходить?
Для этого нам нужно иметь ввиду следующую идею:
Четыре основных вопроса, которые решала смерть Христа и поднимаются сейчас на следственном суде:
1. Спасение человека.
2. Оправдание характера Бога.
3. Осуждение греха.
4. Показывает неизменность Закона Бога.
Теперь посмотрим на себя в этом процессе:
• Если я хочу получить спасение и говорю Богу – ДА на все Его инициативы в этом вопросе, тогда Христос становится моим Адвокатом.
• Если я послушен всей воли Бога, то своей жизнью, я начинаю ОПРАВДЫВАТЬ Бога от всех наветов сатаны.
• Если я стал на сторону Христа в этой Великой борьбе, то я своим выбором ОСУЖДАЮ грех и не желаю возвращаться к прежней греховной жизни.
• Если я стал спасенным, то я обязательно проявлю ПОСЛУШАНИЕ Божьему Закону.
• А теперь можно сделать аудит своей жизни и представить: ЧТО могут поставить (оправдан или осужден) в моем деле на небесном суде…
• Но это все зависит уже не только от моего желания, выбора, но и от всех последующих шагов…

Заключение. В нашей ежедневной борьбе с грехом и страданиями мы не одиноки. У нас есть Первосвященник в небесном святилище, Который совершает особое служение ради нас. Мы можем восхищаться проявлением Божьей благодати и делиться своей уверенностью с окружающими. Служение в святилище не только показывает нам, что мы прощены, но и указывает на окончательное искоренение греха.
………………
PS. Немного о жертвах, которые совершались во святилище, но более подробно. Это для большего кругозора (не обязательно озвучивать в классе СШ).
О значении жертвоприношений Бог поведал Израилю после его освобождения из египетского рабства, когда у горы Синай народ принял от Господа закон, устанавливающий число и вид угодных Богу жертвоприношений, а также порядок их принесения. К важнейшим видам жертвоприношений относятся: жертва всесожжения (ола) (Лев.1), хлебное приношение (минха) (Лев.2), мирная жертва (шламим) (Лев.3), а также жертва за грех (хатат) (Лев.4) и жертва повинности (ашам) (Лев.5:1-6:7). Среди этих пяти видов жертвоприношений только одна была бескровной: хлебное приношение, которое могло приноситься самостоятельно, либо как дополнение к животному. Остальные жертвы приносились из крупного скота, овец, коз, а также из птиц: горлиц или голубей. Различные поводы, по которым приносились жертвы, отчасти видны уже из их названий (например, жертва за грех, жертва благодарности). Жертвы могли быть частными — приносимыми одним человеком или группой людей — или общественными — приносимыми от лица всей общины.
Жертва за грех
Жертва за грех (хатат), жертва наивысшей святости (Иез.42:13), которую приносили во искупление непреднамеренных проступков (Лев.4:2). Жертвы за грех могли быть частными и общественными.
В частную жертву за грех в зависимости от ранга приносящего приносились различные животные: первосвященник приносил в жертву тельца — самое дорогостоящее из жертвенных животных; начальник общества жертвовал козла, а простой израильтянин — козу или овцу. Это правило указывает на то, что величина греха перед Богом соответствовала как положению согрешившего в обществе, так и степени его ответственности перед ним. Грех первосвященника по тяжести соответствовал греху всего общества Израиля, которое он представлял пред Господом.
Общественные жертвы за грех приносились либо из тельцов и козлов, в случае, когда оказывалось, что важное, касающееся всех постановление суда противоречит законам Торы. Кроме того, во искупление невольных грехов общества в Рош-Ходеш и праздники в жертву приносились козлы. Особый ритуал очистительных жертвоприношений соблюдался в Йом-Киппур.
Обряд жертвоприношения за грех во всех случаях состоял из следующих частей:
* представление жертвы. Согласно Лев.1:3, жертвенное животное следовало привести к дверям скинии. Этим выражалась вера в Бога и потребность получить у Него прощение;
* возложение рук. Приносивший жертву возлагал свою руку на голову животного, перенося тем самым свою вину на него; при этом произносилась исповедь. В случае общественного жертвоприношения возложение рук совершалось тремя членами бейт дина.
* заклание. Животное закалывал либо сам провинившийся, либо священник. За грехом неминуемо следует смерть (см. Иез.18:4; Рим. 6:23), поэтому — по милосердному установлению Бога — разрешалось, чтобы вместо грешника умерла жертва, оплатив своей жизнью его грех;
* принятие крови. После того как жертва была заклана, к своим обязанностям приступал священник. Крови, которая символизирует жизнь (см. Лев.17:11), отводилась главная роль в жертвоприношении: она должна была стечь из туши животного, после чего её собирали в специальные сосуды.
* кропление кровью. Священник макал палец в кровь жертвы и мазал этой кровью выступающие части алтаря — роги жертвенника всесожжения, если жертву за грех приносил простой еврей, или роги жертвенника благовонных курений, стоявшего внутри скинии, если речь шла о жертве священника или всего общества. Если кровь наносилась на роги жертвенника, это служило доказательством того, что жизнь принесена в жертву и, следовательно, вина оплачена;
* воскурение частей жертвы. После кропления кровью сжигали тук (внутренний жир) животного; если это была жертва первосвященника или общества, кровью которой кропили внутри скинии, то шкуру, мясо и внутренности жертвенного животного следовало вынести на чистое место за пределами стана и там сжечь; в противном случае мясо жертвы съедалось священниками.
Жертва всесожжения
При принесении жертвы всесожжения (ола) (Лев.1) идея примирения отступала на второй план; в этом случае кровью кропили только внешние стороны жертвенника.
Сущность жертвы всесожжения состояла в том, что за представлением жертвенного животного, возложением рук, закланием и кроплением кровью следовало полное сожжение жертвы. Священник разрезал тушу животного на куски, и, возложив на жертвенник, сжигал её. Таким образом, жертва в дыму и пламени полностью возносилась к Богу, и все её части сгорали. Жертвователь ничего не оставлял себе, все принадлежало Богу (ср. Быт.22:2). Это жертвоприношение символизировало полную преданность Господу человека, приносящего жертву. Еврейскому народу было заповедано ежедневно приносить во всесожжение двух однолетних баранов — одного утром, а другого вечером (см., например, Исх.29:38–42; Чис.28:3–8; Езд.9:4, 5; Дан.9:21 и т. д.).
Порядок принесения всесожжения был следующим: возложение рук (только в случае частной жертвы), заклание, принятие крови, кропление на углы внешнего жертвенника снизу, сжигание жертвы. Кожа с жертвы снималась и доставалась священнику.
Хлебное приношение
Хлебное приношение (минха) (Лев.2) приготовлялось из муки высшего качества, белый цвет которой символизировал чистоту. Поскольку идеи примирения (переноса собственной вины на жертву) в этом обряде не было, то возложения рук в данном случае не предписывалось. Жертву следовало приносить соленой: соль предохраняет продукт от порчи, что символически означает возможность противостоять всякой порочности. В хлебное приношение входило также оливковое масло (елей) (Исх.29:40). Остатки жертвы, которые не сжигались, предназначались священникам. К этой жертве добавляли ладан, символизировавший молитву (ср. Пс.140:2; Лук.1:10; Откр.5:8); молитва и выражение благодарности должны были сопровождать жертвоприношение. Приношение не должно было содержать квасного теста, которое символизирует греховность (ср. 1Кор.5:6–8).
Минха приносилась либо как самостоятельное жертвоприношение, либо вместе с возлиянием вина дополняла собой жертву всесожжения (Чис.28:4–6).
Жертва повинности
Жертва повинности (Лев.5) была аналогична жертве за грех; она приносилась во искупление ряда определённых грехов, а именно:
• жертва за непреднамеренный грех, когда факт его совершения вызывал сомнения Лев.5:17
• жертва человека, который нанёс ближнему ущерб, а затем раскаялся и возместил его (Лев.6:1–7);
• жертва за незаконное использование святыни (Лев.5:15-16);
• жертва за прелюбодеяние с обручённой рабыней (Лев.19:20–22);
• жертва за нарушение обета назорейства;
• жертва исцелившегося от проказы.
Мирная жертва
Мирная жертва (шламим) (Лев.3) приносилась из крупного скота — быков (волов) или коров, или из мелкого — овец или коз. Ритуал был похож на ритуал принесения жертвы всесожжения, с той лишь разницей, что сжигалось не все животное, а только его жир, то есть лучшее от жертвы (см. Ис.25:6, Ис.55:2). Священник получал от жертвы грудь и плечо. После того как Господу было отдано самое лучшее, начиналась трапеза, во время которой жертвователь и его родственники ели мясо жертвенного животного (Лев.7:15). Эта совместная трапеза была одновременно радостным праздником примирения (ср. Пс.22:5; Лук.15:23) в Доме Божьем (Втор.12:5–7), символом восстановленного общения с Богом.
Среди мирных жертв различали жертву благодарности (Лев.7:12-15, Лев.22:29), жертву по обету и жертву по усердию (Лев.7:16, Лев.22:21, Чис.15:3).
……………………….
Служение во время Йом Кипура.
Всю ночь он не должен был спать; накануне, в последнюю трапезу перед постом, он ел очень мало; потом он сутки постился; и весь этот день, с утра и до вечера, он был занят службой в Храме и должен был стоять, не имея права сесть!
Как только рассветало, первосвященник шел окунаться в микве. Он снимал собственную одежду, окунался, а затем надевал Восемь одежд первосвященника: штаны, рубаху, нижний пояс, шапку, эфод с хошеном-нагрудником, верхнюю одежду и налобную табличку-циц. Затем он делал «освящение рук и ног», то есть, омывал руки и ноги из специального храмового умывальника, называемого кийор. После этого он отправлялся к месту зарезания жертв. Туда приводили ягненка для утренней постоянной жертвы, он резал его, собирал в священный сосуд его кровь и возливал ее на внешний жертвенник для жертвоприношений. Эта жертва всегда должна быть первой, поэтому и в этот день жертвоприношения начинались с нее. Сразу после этого он отправлялся внутрь Храма, чтобы принести воскурение на внутреннем Золотом жертвеннике и очистить светильники Меноры. После этого он сжигал на жертвеннике мясо постоянной жертвы и приносил на большом жертвеннике хлебное приношение и винное возлияние, как в любой другой день. Сразу вслед за этим он приносил часть дополнительных жертв этого дня, то есть, быка и семь ягнят. Если же этот день выпадал на шабат, он сейчас же приносил дополнительные жертвы шабата: двух ягнят, их хлебные приношения и винные возлияния.
После этого он снова делал «освящение рук и ног», снимал все Восемь одежд — и золотые, и льняные, — окунался в микве, надевал белые одежды и снова делал «освящение рук и ног». И эти новые белые одежды были не теми, которые надевают обычные коэны и которые сам первосвященник надевает в прочие дни года. Они были сделаны из белейшего и тончайшего льна, сотканы в одну одинарную нить, не сложенную вшестеро, как делаются обычные коэнские одежды. Такая особая материя в Торе называется бад. Сразу вслед за этим он подходил к своему быку, который уже стоял между зданием Храма и жертвенником, возлагал руки на его голову и исповедовался в своих грехах и грехах своей семьи. Затем он отправлялся на восточную сторону храмового двора, к северу от жертвенника, и на этом пути его сопровождали сган, второй по старшинству коэн, с правой стороны, и рош бейт ав, глава той семьи коэнов, которая служит в Храме в этот день, — с левой. В том месте, куда он шел, уже находились два козла, приведенные в Храм всей общиной Израиля, и традиция сообщает нам, что они были совершенно одинаковы и видом, и ростом, и по стоимости, и куплены они были одновременно. Первосвященник бросал для них жребий, и того козла, которому выпадал жребий «в жертву Б-гу», ставили напротив того места, где его будут резать. Другому козлу, которому выпал жребий «в скалистую местность», первосвященник привязывал к рогам алую ленту и оставлял его возле тех ворот, из которых его выведут. Сразу после этого он возвращался к своему быку, опять возлагал руки на его голову и исповедовался в грехах своих братьев-коэнов, а также в своих грехах и грехах своей семьи.
Затем он резал этого быка, собирал его кровь в золотой сосуд и передавал его другому коэну, который должен был перемешивать кровь, не давая ей свернуться. Теперь ему немедленно подносили золотой совок. Хотя в обычные дни года пользовались серебряными совками, в Йом кипур брали золотой. Этим совком первосвященник зачерпывал горящие угли с внешнего жертвенника. Кроме того, ему приносили золотую ложку и сосуд, полный благовоний, перемолотых в мельчайшую пыль. Первосвященник брал из этого сосуда полную пригоршню благовоний и клал на ложку, а затем нес все это — совок в левой руке, а ложку с благовониями в правой — в Святая Святых. Сопровождали его те же двое — сган и рош бейт ав, которые с правой и с левой стороны приподнимали перед ним Занавес. Он заходил в Святая Святых и ставил совок между шестами, укрепленными с обеих сторон Ковчега. Во Втором Храме Ковчега уже не было — он был скрыт Богом при разрушении Первого Храма. Вместо него в Святая Святых стоял камень высотой в три пальца, и первосвященник ставил совок на него. Затем он захватывал край ложки кончиками пальцев или зубами и пересыпал из нее благовония обратно в пригоршню, а оттуда — на горящие угли в совке. Он оставался в Святая Святых до тех пор, пока все помещение не наполнялось дымом, а затем выходил, пятясь назад таким образом, чтобы его лицо оставалось все время устремленным к Ковчегу, а спина — направленной к входу, пока не покидал Святая Святых.
Мудрецы рассказывают (Йома 46), что это воскурение благовоний в Святая Святых было самым сложным делом, какое приходилось делать во время служения в Храме. Ни в какой другой день поступать таким образом необходимости не возникало.
Находясь в Святая Святых, первосвященник не молился. Но при выходе или уже в самом Храме он произносил короткую молитву об урожае этого года и о царствовании дома Давида.
Затем он забирал сосуд с кровью у того коэна, который все это время перемешивал ее, и вторично заходил в Святая Святых. Там он кропил этой кровью «на крышку Ковчега и перед крышкой Ковчега», то есть, один раз вверх и семь раз вниз. И капли крови он отсчитывал следующим образом: «Одна; одна и одна; одна и две; одна и три; одна и четыре; одна и пять; одна и шесть; одна и семь». Затем он выходил из Святая Святых и оставлял сосуд с кровью быка на специальной золотой подставке, установленной в помещении Храма. Сразу же после этого он резал козла общины, на которого выпал жребий, собирал его кровь в другой сосуд, входил в Святая Святых в третий раз и кропил этой кровью точно так же, как кровью быка. Выйдя из Святая Святых, он устанавливал сосуд с кровью козла на другом золотом основании, тоже находившемся в помещении Храма, брал сосуд с кровью быка и брызгал его кровью, находясь в помещении Храма, в направлении Занавеса — один раз вверх и семь раз вниз — точно так же, как кропил в Святая Святых. Затем он брал кровь козла и кропил ею точно таким же образом. А после того как оба эти служения были завершены, он тщательно перемешивал в одном сосуде кровь быка и козла и этой смешанной кровью мазал рога Золотого жертвенника для воскурений — каждый рог по одному разу. Он делал это пальцем, обмакнутым в кровь, который вел снизу вверх, кроме последнего рога, по которому он проводил пальцем сверху вниз. Кроме того, он готовил и чистил Золотой жертвенник, разгребая на нем пепел до тех пор, пока не покажется золото крышки, и на это золото он тоже кропил семь раз смешанной кровью. А остатки крови он выливал у западного основания внешнего жертвенника, а оттуда они стекали в поток, называемый Кедрон.
Затем первосвященник переходил к козлу отпущения, возлагал руки на его голову, исповедовался в грехах сыновей Израиля, а затем сразу «отсылал его с назначенным человеком в пустыню». Там была некая высокая скала, с которой посланник сталкивал его двумя руками, так что тот разбивался на части.
Отослав козла, первосвященник собирал эмурим быка и козла, кровь которых была внесена в Святая Святых, в специальную посуду для последующего сжигания на жертвеннике, а остатки туш приказывал вынести на то место, куда выносят пепел с жертвенника, и там сжечь. Козел отпущения отсылался за пределы городских стен, и туши быка и козла, принесенных в жертву хатат, нужно было тоже сжечь вне городских стен. И те люди, которые выносили из Храма это мясо, а также посланник, сопровождавший козла отпущения, становились нечистыми и должны были не только сами очиститься, но и очистить свою одежду.
О том, что козел отпущения достиг пустыни, в Иерусалиме узнавали очень быстро. Хотя от Иерусалима до этой скалы было 12 миль (примерно 12 километров), по всей дороге были расставлены высокие башни, на которых стояли наблюдатели и махали друг другу платками. Поэтому в Иерусалиме все становилось известно почти сразу же, несмотря на то, что посланник в этот день вообще не возвращался в Иерусалим. Мудрецы рассказывают также, что к храмовым воротам привязывали алую ленту, и когда козла отпущения сбрасывали со скалы, она белела, во исполнение сказанного: «Если будут грехи ваши, как алый шелк, — как снег отбелю».
Когда первосвященник узнавал о том, что козел отпущения достиг пустыни, он приходил в эзрат нашим, ту часть храмового двора, куда был открыт доступ женщинам, брал в руки свиток Торы и читал сопряженные разделы Ахарей мот и Ах беасор. Кроме того, он читал еще и отрывок о дополнительной жертве из раздела Пинхас, но эту часть он произносил наизусть, чтобы не перематывать свиток Торы прилюдно. Это чтение Торы сопровождалось произнесением восьми благословений.
Сразу после этого первосвященник шел к микве, делал «освящение рук и ног», снимал белые одежды, окунался в микве, облачался в золотые одежды и снова делал «освящение рук и ног». Затем он приносил оставшиеся дополнительные жертвы, то есть, козла в жертву хатат, а также двух баранов — общественного и своего собственного — в жертву ола. И затем он приносил послеполуденную постоянную жертву, завершающую список жертвоприношений этого дня, подобно тому, как утренняя постоянная жертва открывала собой этот список. Все эти жертвоприношения совершались, как я уже указал, в Восьми золотых одеждах.
Затем первосвященник еще раз шел в микве, делал «освящение рук и ног», снимал золотые одежды и окунался в микве. И мы знаем, что каждый раз, выходя из вод микве, он вытирался. Затем он вторично надевал белые одежды, делал «освящение рук и ног» и в четвертый раз за сегодня входил в Святая Святых, чтобы вынести оттуда совок и ложку, оставшиеся со времени воскурения благовоний. Выйдя оттуда, он возвращался к микве, делал «освящение рук и ног», снимал белые одежды, окунался в микве и вытирался, снова надевал золотые одежды, делал «освящение рук и ног» и воскурял на Золотом жертвеннике послеполуденное благовонное воскурение, а также готовил к зажиганию светильники Меноры, как в любой другой день. После этого он в последний раз делал «освящение рук и ног», как и все предыдущие — из специального умывальника, кийора. Затем он снимал золотые одежды и одевался в свою одежду, не посвященную Храму. А та святая белая одежда, в которой первосвященник служил в Йом кипур, в дальнейшем была запрещена для всякого использования, так что ее навечно прятали как запрещенную святыню. Не только простой коэн не имел права надеть эти одежды еще раз, но даже сам первосвященник! Этот запрет мудрецы вывели из стиха, сказавшего об этих одеждах: «…И оставит их там». Они сочли, что такое объяснение наиболее справедливо.
Затем весь народ провожал первосвященника, возвращающегося домой. Придя домой, он устраивал праздник в честь того, что заходил в Святая Святых и не был умерщвлен с Небес.

Обновлено для 21.02.2020 17:53
 

Статистика

Пользователи : 1
Статьи : 1643
Ссылки : 20
Просмотры материалов : 2099168

Кто на сайте

Сейчас 11 гостей онлайн